15:02 

Нецветные картинки, картинка седьмая, окончание, слеш

Yanka_Loca
Раскачивающая лодки
Продолжим?
НЕЦВЕТНЫЕ КАРТИНКИ
КАРТИНКА СЕДЬМАЯ. СОВПАДЕНИЯ


В назначенный срок к порогу «Софтона» явилось не меньше половины потока, еще бы, хорошие новости распространяются быстро. Почти так же, как и плохие.
Кто-то пошел за компанию, ни на что не надеясь, а кое-кто с определенной целью – урвать местечко потеплее. Паша, Эд и Кисель были в числе последних, всю прошедшую неделю они потратили на подготовку к тестам. Решили с сотню, не меньше, бухгалтерских задачек, постарались запомнить базовые проводки и названия действующих налогов, а также разобрали основные понятия учета заработной платы – ни для кого не было секретом, что руководство «Софтона» делает упор на программирование без отрыва от матчасти.
Встретила студентов секретарша Людочка, длинноногая и улыбчивая, настолько, что Кисель растерял всякое самообладание и неотрывно следил за каждым ее движением. Паша едва заметно улыбнулся, заметив интерес друга. Что ж, у Киселя появился дополнительный стимул попасть в «Софтон», самому Паше было достаточно и хорошей зарплаты.
- Ого, как вас много! А мы и не ожидали такого внимания, - защебетала Людочка, провожая соискателей в просторный кабинет. – Пожалуй, нужно еще стульев принести.
Кисель не растерялся и вызвался помощником в этом крайне сложном деле, Людочка от предложения отказываться не стала. Обернулись они мигом, Паше показалось, что не прошло и минуты. Вместе с ними в комнату вошел еще один тип – невысокий и абсолютно лысый, хотя внешне выглядел довольно молодо. Представился тип Олегом Витальевичем и попросил студентов прилежно рассаживаться по местам.
- Нужны еще стулья, - заметил он через пару минут.
- Да? – растерялась Людочка. – А нету больше.
Но Олег Витальевич, похоже, проблемы не видел:
- Так сходи к Василичу, попроси на часок. Он же у нас личность заинтересованная.
- Бабник он, а не личность, - буркнула Людочка, выходя из кабинета.
Большинство студентов проводили секретаршу взглядом, полным восхищения. Да уж, «Софтон» воистину был райским местечком, подумали они, но возвращение на землю не заставило себя ждать: Олег Витальевич заметил, что не стоит терять время, оно – ресурс крайне ценный.
- Ну, вы ребятки молодые, постоять можете, да? - обратился он к студентам, как-то слишком внимательно поглядывая на Пашу с Эдом, проворонивших свободные места и теперь стоявших у разлапистого фикуса в пузатой кадке. Потом Паша догадался – этот чудной мужик смотрит не на них, а на Каринку или, вернее, в ее умопомрачительное декольте.
Далее Олег Витальевич принялся рассказывать, как хорошо обстоят дела в «Софтоне», как гордится руководство достижениями коллектива и как заботится о повышении квалификации своих работников. В нескольких словах обрисовал текущие задачи, коснулся такой сложной темы, как прирост клиентской базы, и, наконец, упомянул о самом сокровенном – о решении взять нового сотрудника в их совсем небольшой штат.
Напоследок он раздал тестовые задания – Паша пробежал текст глазами и почувствовал, как учащенно забилось сердце. Он знал абсолютно все – и нужные бухгалтерские счета, и необходимые документы для совершения заданных операций. Задач по программированию данный этап не предусматривал, только вопросы по использованию основных операторов встроенного языка.
Неужели путь к работе мечты был таким легким? Он раз за разом перечитывал задания и не верил в свою удачу.
- По результатам тестирования я отберу тройку лучших, вот с ними наша фирма и продолжит работу, - сказал Олег Витальевич и тут же добавил: - Только не думайте, что кто-то из этой тройки обязательно получит работу. Будете филонить на практике, место уйдет к кому-нибудь другому. Решение о приеме на работу принимает наш директор… О, а вот и он сам!
- День добрый, - сказал вошедший, и Паша оторвался от листка с заданиями. Он хорошо знал этот голос. Ошибка исключена.
- Ребятки, знакомьтесь, это наш директор – Марк Игоревич, вот он и будет решать, кому быть в «Софтоне», а кому нет.
Паша не мог отвести взгляда – директором «Софтона» был Марк. Хитрый лис, наглая рожа, самый любимый человек. Когда-то.
Марк улыбнулся собравшимся, что-то сказал, но Паша утратил всякую возможность понимать русский язык. Он пораженно смотрел на свою первую любовь, на человека, за которым так долго гнался и никак не мог догнать. Вот она – встреча, но желанная ли? Паша не мог не отметить, что красота Марка с годами только расцвела, стала благородней, как хорошее вино, и действовала, несомненно, также коварно опьяняюще. Уверенный взгляд, хитрый прищур и самая притягательная улыбка из всех, что Паше доводилось видеть.
Боковым зрением он отметил, что Эд тоже смотрит на Марка, что он узнал его и понял всю кошмарность ситуации; от щек его отлила кровь, а кончики пальцев подрагивали. Мандраж этот передался и Паше, руки онемели, и листок выскользнул из них, медленно планируя в воздухе. Подхваченная сквозняком треклятая бумажка описала едва ли не целый круг и, наконец, опустилась на пол. Как раз у ног Марка.
- О, а кто это тут заданиями разбрасывается? Неужели задачки так не понравились? – Марк поднял листок и посмотрел на смеющихся студентов.
Но Паше было не до смеха. Он понимал, что нужно подойти к Марку и забрать свое задание, однако никак не мог двинуться с места. Ноги стали ватными, ему казалось, что всего один шаг, и он распластается по полу так же, как и его листок.
- Забирать-то будете? – Марк потряс листком.
Взгляд его скользнул по студентам, с легкостью вычленяя из толпы того, кто так поспешно расстался с заданием. Паша замер – он боялся, что Марк что-то скажет , что-то такое, от чего будет впору провалиться сквозь землю. Однако ничего подобного не произошло. Лицо Марка не выражало ни удивления, ни интереса, он смотрел на Пашу так, как смотрят на совершенно незнакомого человека.
«Он меня не узнал. Не узнал! Для него я - никто и звать меня никак», - подумал Паша, и тут же вспомнил, что в последнюю встречу Марк прямо сказал, что давно забыл его имя. Конечно, такие сердцееды не забивают память лишними фактами. Зачем ему имя случайного любовника? У него таких, как Паша, было не десять, и не двадцать. Так что он – один из многих, и с этим нужно смириться.
«Я обычный студент. Мечтаю о практике в «Софтоне». И Марк для меня – просто директор. И я… Я никогда с этим директором не спал», - внушал себе Паша, пытаясь заставить тело двигаться, но никакие уговоры не действовали.
Эд справился с нервами значительно быстрее – сунул свое задание в Пашины руки и подошел к Марку.
- А, это мое. Сорри. – сказал он и потянул листок на себя.
- Да? А может вам не нужно? Что-то вы за ним не спешили, - и Марк потянул листок в свою сторону. То ли в шутку, то ли всерьез.
- Я рассеянный. Иногда, - и Эд снова дернул листок.
Стоило ему это сделать, как Марк разжал пальцы и ехидно заметил:
- А нам рассеянные не нужны, - и через секунду добавил. – Иногда.
- Марк Игоревич, ну что вы студентов стращаете? Пусть приступают. Быстрее сядут – быстрее выйдут, - запричитал Олег Витальевич, выглядывая в коридор в поисках Людочки. – Где ж ее носит-то?
Марк пожал плечами и заметил, что задания знающий человек сделает минут за пятнадцать, в крайнем случае – за двадцать. Будь он студентом, постоял бы без проблем, еще и поблагодарил бы за дополнительное испытание на выносливость. Олег Витальевич возражать не стал – тем более вестей от Людочки по-прежнему не было.
- Ну, Марк Игоревич, спасибо за визит, дальше я справлюсь, - заявил он, поглядывая, как стоявшие студенты потихоньку рассаживаются на широких подоконниках.
- О, нет, Лежа. Забыл сказать, там тебя гимназия дожидается, Эмма плачет – зарплата не выгружается.
- Как? – всполошился Олег Витальевич.
- Ну, вот так, - развел руками Марк. – Но ты не переживай, я со студентами посижу. Прослежу, чтобы друг у друга глупости не списывали.
Олег Витальевич согласно кивнул и выбежал за дверь, едва не сбив с ног вернувшуюся в этот момент Людочку. Впрочем, в кабинет она зашла с единственным стулом, пояснив, что у Василича закрыто, а у соседки с сидячими местами тоже не густо.
- Ну что ты, Людочка. Один стул – это хорошо. Это очень правильно. Как раз для меня единственного, да? - Марк довольно забрал стул, пристроил его у столика и присев, снова обратился к секретарше: - Принеси-ка мне кофейку. Чувствую, тут пятнадцатью минутами не обойдемся.

Секундная стрелка настенных часов описывала круг за кругом. Марк оказался прав – в первые полчаса из кабинета вышел только один человек: Кисель. Он справился с заданием без видимых усилий, даже не задумывался над задачками. Писал один ответ за другим – так быстро, что Каринка даже присвистнула от восхищения.
Остальные же студенты скорыми результатами не отличались, они продолжали вчитываться в задания, потихоньку переправляли правильные ответы на неправильные, как часто бывает в минуты сомнений.
А что же Паша? Совсем недавно он радовался небывалой легкости тестовых заданий, даже посмеивался над ними. Но это было до прихода Марка. Сегодняшний день, как и вся его жизнь, делилась на «до» и «после» Марка.
И вот это «после» выбелило Пашину память, не оставило там и следа прежних знаний. Он смотрел на листок и не мог даже прочесть задания – буквы то расплывались по всей странице, то, напротив, слетались в одну нечитаемую груду из засечек и запятых. Если же и удавалось на какое-то мгновение поймать в этом печатном бедламе что-то похожее на отдельное слово, то Паша никак не мог понять его смысл.
Чем дольше он всматривался в текст, тем сильнее плыло перед глазами. Голова закружилась, в горле пересохло. Паша почувствовал первые признаки подступающей тошноты.
Марк, треклятый Марк! Почему он снова портит его жизнь, перечеркивает все, что у Паши было? Не оставляет ни надежды на будущее, ни веры в себя. Ведь сейчас из Пашиных рук ускользает место, которое он заслужил больше, чем кто бы то ни был в этой комнате! Его место!
Паша перевел взгляд на Марка – тот давно допил кофе, и теперь с едва заметной улыбкой смотрел в экран ноутбука.
Что же в этом человеке было такого, что могло за одну секунду изменить Пашино будущее? Какой черной магией он обладал, что умел так виртуозно портить чужие жизни?
Почему, почему он любил Марка так безоглядно, так безоговорочно? – это вопрос Паша задавал себе раз за разом, но ответа не находил.
Он смотрел на Марка и даже не понимал, что смотрит на него, как другие – в окно. Совершенно бездумно, но прямо. Такой взгляд невозможно не заметить – слишком тяжелый, слишком ощутимый. Естественно, от внимания Марка он не укрылся.
- Молодой человек, вы бы в листок смотрели, а не на… - Марк на секунду умолк и потом добавил, широко улыбнувшись: - а не на часы.
Паша вздрогнул и, смутившись, опустил взгляд туда, куда советовали – в свое задание. Но Марка было не унять. Он подошел ближе, заглянул в Пашин листок, и ухмыльнулся, найдя графы для ответов девственно чистыми.
- А, так вы уже справились! Ну, давайте это сюда, и на выход. Здесь и без вас тесно, - и Марк поспешно забрал задание.
Паша непроизвольно потянулся за листком – как же, он даже не подписал его. Хотя… Что там подписывать? Да и Марк без обиняков сказал, что с такими знаниями Пашино место – за дверью.
С трудом привстав с подоконника, он направился к выходу. Смотрел исключительно под ноги – сил смотреть на одногруппников, а тем более, на Эда не было никаких.

Что было дальше, Паша помнил смутно. Судя по мокрым волосам и вороту рубашки, он зашел в туалет и умылся, однако тошнота так и не отступила. Потом он запутался в коридорах, искал нужный проход к лифту, но упорно оказывался у пожарного выхода. Наконец, спустился во двор офисного центра – милый и уютный, с цветочными клумбами и скамейками. Подошел к одной из них, но садиться не стал – недавно прошел дождь, и всюду были маленькие лужицы, в том числе и на деревянных скамейках. Нестерпимо хотелось курить, Паша достал сигареты, а вот зажигалку – сколько ни искал – найти не смог. Запоздало вспомнил, как перед самым походом в «Софтон» одолжил ее Эду. Посмотрел по сторонам – во дворике никого не было, только он и бесполезная сигарета в его руках.
Внезапно в глазах потемнело, и Паша покачнулся. Тошнота стала нестерпимой. Пришлось опереться о ствол дерева – ноги совсем не держали. За шиворот текла дождевая вода, зубы стучали от холода, но Паша не спешил двигаться. Нездоровый озноб давал хоть немного облечения. Он закрыл глаза и стал считать: один, два, три… девяносто пять, девяносто шесть. Раньше это помогало – и справиться с нервами, и прочистить мозги.
Где-то к концу пятой сотни его окликнул Эд.
- Эй, я тебя обыскался. Что ты там спрятался за деревом?
Паша нехотя открыл глаза. С другой стороны, он был рад – наконец-то можно покурить. Эд заметил и Пашину бледность, и расфокусированный взгляд:
- Стоп, ты чего белый такой? Тебе плохо?
Паша покачал головой:
- Слишком хорошо. Знаешь, я провалил тестирование. Ничего не написал. Ни-че-го.
- Подожди, Марк же сказал, что ты справился? – брови Эда поползли вверх.
Паша сдавленно рассмеялся.
- А Марк всегда говорит одно, а думает другое. Что на самом деле – черт его разберет.
Эд перевел взгляд на руки Паши – тот сжимал сломанную и промокшую сигарету. Сжимал так крепко, будто это самое ценное, что у него было.
- Смотрю, ты курить собрался. Я, пожалуй, тоже курнул бы.
Паша кивнул и снова закрыл глаза.
- Слушай, может все-таки не провалил, может, наговариваешь на себя?
- Я? Не-е, я серьезен, как никогда. Марк чистый листок забрал. Я там ни строчки не написал. Все время, пока там сидел, я смотрел на него. Знаешь, зачем?
Паша приоткрыл один глаз и посмотрел на Эда. Тот стоял, стиснув зубы. Вертел в руках зажигалку и не спешил спрашивать, зачем же Паша смотрел на Марка. Ему казалось, все и так ясно. Он проиграл – Паша снова принадлежит другому человеку. Абсолютно весь, без остатка.
- Ни за что не догадаешься. Я смотрел и пытался найти причину, почему я его любил. Слышишь? Любил, не люблю. В первую секунду, когда он зашел в кабинет, у меня земля из-под ног ушла. Я видел своего бога, видел мечту наяву. А потом, с каждым звуком его голоса, с каждым движением я будто начал видеть его иначе. Он… раздражал меня! Невероятно просто раздражал. Я искал в нем то, что обожал, из-за чего хотел умереть. Искал и не находил! Не находил, слышишь?
Паша сжал руку в кулак, окончательно смяв сигарету, и, словно опомнившись, поспешил избавиться от остатков папиросной бумаги и размокшего табака. Крошки прилипли к ладони, и он принялся вытирать ее о шершавую кору дерева.
- Вот бы и у себя что-нибудь стереть из памяти, а? Не получается же. Никак! Я столько лет убивался, выл на луну, ставил на себе крест… Но из-за кого? Из-за кого! Сегодня я увидел обычного человека, понимаешь? Самого обычного. Нет, не так. Хуже. Самовлюбленного козла, у которого на роже все та же приклеенная улыбочка. Интересно, он бывает серьезен? Или всегда – вот так? Как его только жена терпит с его «я такой молодец, все должно быть для меня». Ты это заметил? Кофе ему, стульчик. В рожу бы ему еще!
Эд усмехнулся. Он не знал радоваться ему такой агрессии или самое время насторожиться.
- Я все думал, на что это похоже, и, кажется, понял. Как-то в детстве у меня была одна книжка, мне ее дед читал. С картинками. Тогда мне казалось, что ничего лучше этой книги нет во всем мире. И сказки там лучшие, и рисунки самые красивые. А потом я ее потерял, искал, искал – долго искал. Нашел спустя лет десять – где-то на даче, на чердаке. И знаешь, поразился – вроде и книга та же, а сказки – глупые, языком таким дурацким написаны. И картинки примитивные, цвета вырвиглазные, и наляпано, будто наобум. Сплошное разочарование. Вот и с Марком также. Он – как глупая книжка из детства. Такая дурацкая книжка – ни начала, ни конца. И сюжета тоже нет.
Эд покачал головой.
- Так бывает. Может, ты просто вырос? Новая жизнь, новые игрушки.
Паша кивнул.


@темы: Нецветные картинки, слеш

URL
Комментарии
2015-04-14 в 15:04 

Yanka_Loca
Раскачивающая лодки
- Точно. Наверное, так и есть. А знаешь, он ведь меня даже не узнал. Я для него никогда не был кем-то особенным. Он просто врал мне. Трахнул и забыл. А я…
- Подожди, что значит «не узнал»? Я видел, как он подписал твое задание. Вывел так размашисто «Павел Зайцев» и даже дважды подчеркнул.
- Что? – переспросил Паша и, поняв, что Марк в очередной раз переиграл его, обессиленно сполз вниз по стволу дерева, к которому так спасительно прижимался. – Дай мне сигарету. Прикуренную.
- Может, лучше домой пойдем. Холодно, а ты вон, мокрый весь.
- Хуже не будет. Что-то мне сегодня крайне хреново. Тошнит жутко.
- Тогда тем более курить не стоит, - сказал Эд, но увидев Пашин взгляд поспешил прикурить сигарету и протянуть ему.
После первой же затяжки Паша понял, что действительно, сигарета была лишней. Тошнота усилилась.
- Так ты специально ничего не написал?
Паша мотнул головой.
- Нет. Я хотел эту работу, хотел пройти здесь практику. Но теперь все это имеет такой привкус… Черт, от него блевать тянет.
- Ну, знаешь ли…
Договорить Эд не успел, Паша отбросил в сторону недокуренную сигарету и со стоном схватился за живот. Еще через секунду его вырвало на серую плитку двора.
- Твою ж… Фа-а-ак! Не смотри, какого, - выругался он, закрываясь рукой.
- Паш? Ты как? Паша?
Эд кружил над бледнеющим с каждой секундой Пашей, с тревогой смотрел на дрожащие руки и слезящиеся глаза. Предлагал вызвать скорую, но получал многочисленные отказы. Искал хоть кого-то, кого можно попросить сбегать за водой, но двор был пуст. Внезапно он заметил, что на четвертом этаже открыто окно, и стоит возле него никто иной, как Марк собственной персоной. Стоит, курит и наблюдает за Пашей.
Чего он хочет? Что задумал?
Эд тихо выругался. Порой дурацкие сказки портят самые лучшие и чистые истории. Такие, как их с Пашей.

За кадром


Вечером Марк сообщил Олегу Витальевичу, что сам примет решение, кому из студентов быть практикантами. Позвонил и обрадовал, по-другому такую весть Олег Витальевич назвать не мог, он не отличался инициативностью и не испытывал любви к принятию ответственных решений, особенно зная, как Марк выносит мозги даже за самые мелкие ошибки, а тут предстоял выбор потенциального коллеги.
- Вот и славненько, закончил разговор Марк, напоследок поинтересовавшись, как обстоят дела с выгрузкой в гимназии и удовлетворена ли Эмма оказанным сервисом.
Олег Витальевич что-то промямлил, успокаивая шефа и мечтая уже оказаться дома, в тепле у телевизора. Марк особо не слушал его заверения, проглядывая тестовые задания, большинство из которых были откровенно слабыми. Он проклинал современное образование и молодежь в целом. Наконец, он сумел выбрать семь работ, вполне его устроивших, и перешел к чтению резюме кандидатов. Прикидывая успеваемость, былые заслуги и накопленные за университетские годы знания, Марк сократил список до четырех имен. Но мест-то три!
- Нет, их даже два, - он усмехнулся, поправив самого себя.
На самом деле, выбор его был бесконечно прост – среди всей массы работ выделялись только две – они были практически безошибочны. Павла Киселева и Эдгара Тоффола.
- Ну уж нет, тебя-то тут не будет, - сказал Марк, и, смяв листок Эда, выбросил его в мусорное ведро. – Свободен.
Он еще раз посмотрел на список претендентов, выбрал из них девчонку посимпатичнее, какая-то Аня Светлова, но Марку было плевать – все лучше этого настырного Эда.
Через несколько минут он вышел из кабинета, положив перед Людочкой три резюме.
- Я определился. Обзванивай этих троих, пусть готовятся.
- Да, Марк Игоревич! – ответила Людочка и тут же поинтересовалась, не желает ли директор чего-нибудь еще. Она всегда питала слабость к Марку, а уж после его развода Людочкины ласковость и внимание били все рекорды.
- Нет, это все. Я ушел, - и Марк пошел к двери.
Людочка проводила его взглядом, томно вздохнула и посмотрела, наконец, на переданные документы.
- Вот так всегда – ты ему всю любовь, а он тебе – кучу работы.
Она взяла резюме, лежавшее первым.
- Так, кто у нас тут… Павел… Павел Зайцев. – Людочка посмотрела на фото и довольно хмыкнула: - О, какой миленький пупсик!

URL
2015-04-14 в 16:57 

Atsuaki
как гордится руководство достижениями коллектива и как заботиться - заботится

ааааааа....ты издеваешься над бедным Пашенькой!!Злая какая(((
Только вот брось сейчас работу!!))))))
Все читатели помрут!Так и знай!))

2015-04-14 в 17:06 

iren0406
Марк развелся?! Неожиданно, очень хочется знать причину )
Бедный Паша, опять в его жизни перемены ) посмотрим, что будет дальше, как он будет держаться )
Спасибо за продолжение!

2015-04-14 в 18:31 

Yanka_Loca
Раскачивающая лодки
ты издеваешься над бедным Пашенькой - даже и не думала, просто проверяю на прочность.
Только вот брось сейчас работу!!)))))) - да сколько ж можно уже откладывать? Тем более, пишется как-то особенно легко. Практически весь этот кусок был написан сегодня за три часа (с перерывами на реальную работу и звонки))). Как пойдет дальше - не буду загадывать.
и как заботиться - заботится ЫЫЫЫ, позор на мою рыжую голову.
iren0406, Марк развелся?! Неожиданно, очень хочется знать причину ) - заметили эту маленькую ремарочку))) Да, семейная жизнь вышла куценькой. Хотя... Кто с таким уживется? В одной из последующих картинок будет про причину развода.
опять в его жизни перемены - да не особо там перемены, скорее для Паши стало откровением, что человека можно разлюбить. Вернее, не так: Марка можно разлюбить, что он, собственно, и сделал.
Как Марк такой поворот событий воспримет - это другой вопрос, он привык к обожанию.
Atsuaki, iren0406, спасибо за отзывы :white: Сейчас они мне очень даже нужны - у меня тут период самокопаний и саморазборов, но в хорошем смысле. Смотрю, прикидываю, что подтягивать, что в корне менять.

URL
2015-04-14 в 19:56 

toolbar
Эх, только у Паши все наладилось и снова засада... Спасибо)))

2015-04-14 в 20:48 

Atsuaki
Yanka_Loca, позор на мою рыжую голову. - да с кем не бывает)));)

хех, ну про развод Марка то само собой видится)))Просто тут так Пашку скрутило, что не до Марка уже)))
Хотя видно у него реальные планы на Пашку...Эда вон выкинул, так сказать, в помойку)))
Ох..если честно я уже Марка забыла совсем((надо будет Каникулы перечитать)))
Вот скачала, только пока времени нет(((

Пиши-пиши, мы, читатели, тебя всегда поддержим!))

2015-04-14 в 21:19 

Yanka_Loca
Раскачивающая лодки
toolbar, и все-таки, почему засада? Паша получил то, что хотел. Да и на Марка у него выработался... рвотный рефлекс, похоже) И вообще - развитие - это выход из зоны комфорта, нечего Паше так долго отсиживаться под крылышком у Эда.

ну про развод Марка то само собой видится))) - да ладно, он бы жил со Светкой еще долго, если бы не связался с очередным умником.
Эда вон выкинул, так сказать, в помойку))) :gigi:

URL
2015-04-14 в 21:26 

Atsuaki
Yanka_Loca, про развод я имела ввиду в тексте!))а ты тут все карты раскрывать))))))))))
Ну а что))бедный мужчинка..не взяли его на работу..Марк точно еще та сволочь))но все ж видимо офигенная сволочь)))
Сейчас по сюжету, ну мое предположение, будут какие-то отношения Паши и Марка...страстные)))Главное Пашке не сорваться там в каком-нибудь кабинетике...на столе)))))))))Или на директорском креслеце))))

2015-04-14 в 21:43 

Yanka_Loca
Раскачивающая лодки
Atsuaki, я ничо не раскрываю))) Потому как все еще на стадии обдумывания. Хожу-брожу, набрасываю основные события восьмой картинки. Пока есть начало-конец, впрочем, как всегда.
отношения Паши и Марка...страстные))) - пойду тихо поржу в сторонке :) Потому что отношений между Марком и Пашей (по крайней мере со стороны Паши) Сейчас по сюжету в принципе быть не может. Паша любит Эда, ну а Марк - Марк дурацкая сказка.
но все ж видимо офигенная сволочь иногда слишком офигенная. Забавно, что местами его характер должен напоминать характер Брайана Кинни (хотя вот сериал я посмотрела много позже "Каникул").

URL
2015-04-14 в 22:05 

Atsuaki
Yanka_Loca, ясненько)))
ну они будут работать вместе, значит отношения то какие-то будут)))
что любит, это хорошо))но вон сам Эд не уверен в Пашке)))
О,да))Я тоже хотела это сказать))про Брайана)))) но что-то не стала))Только сегодня вспоминала всю линию сериала этих двух голубков)))

2015-04-15 в 22:25 

favmastria
Yanka_Loca, спасибо.
Марк еще в "Каникулах" не вызывал симпатию своим отношением к Паше.Не знаю что напишет автор дальше,но хочется чтобы и Марк помучился .Пусть его тоже потошнит )

2015-04-16 в 00:11 

Yanka_Loca
Раскачивающая лодки
favmastria, Марк сам себя наказал - перековеркал всю свою жизнь, это он просто выучился делать хорошую мину при плохой игре. Марк еще в "Каникулах" не вызывал симпатию своим отношением к Паше - "Каникулы" изначально писались под "Картинки", там четко показано - один влюбляется, другой - развлекается. И концовка про "я точно знаю, все у нас будет хорошо" была написана с четким мостиком в нынешний эпиграф "Картинок" - "Не волнуйся мама, ничего не будет хорошо". В остальном же именно Марк вечно вытаскивал Пашу из дурацких ситуаций. Пока не заигрался.
Пусть его тоже потошнит - его тошнит. Утром. С похмелья, когда он Пашу литрами забывает :gigi:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Тихий омут

главная